Читать 6 мин.

«Внешний вид мастера — это его профессиональная презентация»

Мастер маникюра Надежда Шейко запустила собственную марку медицинской одежды чуть больше года назад, и уже получила признание от профессионалов — частных мастеров и сотрудников салонов красоты. Мы поговорили с Надеждой о том, как профессиональный опыт помогает создавать рабочую одежду, как изменился уход за ногтями в последние годы и какие темы нельзя обсуждать с клиентами. 

 

Какое образование вы получили? 

По образованию я фармацевт; это здорово помогает в работе — понимать, как функционирует человеческое тело. Я всегда любила химию, и теперь мне легко ориентироваться в материалах. Всегда было интересно рукоделие. Моя мама всегда шила, сама этому научилась и научила меня. А ещё я окончила художественную школу. В нашей семье пятеро детей, и все музыканты, кроме меня — я художник и предприниматель. 

Сколько у вас лет опыта работы мастером маникюра? 

В 2012 году я окончила первые базовые курсы, они длились четыре месяца. Перерывов я не делала. Работала по-разному: и в салоне, и дома — сама на себя, и пыталась открывать студии, брать мастеров. Но в последнем случае, чтобы получать прибыль, нужно вложить очень много времени и сил, и чтобы работало на менее 12 мастеров одновременно. Жаль, что поняла я это не сразу. А лучшим по вложениям и отдаче оказался вариант работы дома. 

И сейчас, когда у вас собственный бренд одежды, вы продолжаете работать? 

Конечно, ведь мне нужна аудитория мастеров. Если я не буду показывать свои работы, мастера не будут меня смотреть и покупать мою одежду. 

Как получилось, что вы стали шить медицинскую одежду? 

Нашей семье нужны были деньги. Мама стала искать работу, но её не брали; с одной стороны, у неё есть высшее образование и куча квалификаций, с другой — она взрослая и много лет не работала. В конце концов она нашла вариант — пойти в школу, но ей этого не хотелось. 

Это было лето 2019 года; я как раз начала вести блог в «Инстаграме», закрыла свой горе-салон и ушла работать домой, и тут наконец почувствовала себя счастливой и начала зарабатывать. Мама сказала: если за лето не найду работу, придётся идти в школу. Я начала думать, что делать, как ей помочь. 

У известного блогера я увидела очень красивый медицинский комбинезон и попросила маму сшить мне такой же. Мы сделали образец, сфотографировали на фоне стены недостроенного дома и выставили у меня в «Инстаграме». К этому времени у меня уже были 4000 подписчиков; они пришли после гива, за участие в котором я заплатила 2000 рублей. Ещё я купила рекламу у двух нейл-блогеров, тысяч по 10-20 подписчиков. В первый же месяц мы получили 80 заказов на комбинезоны; всё лето мама их шила. Скоро мы заменили ткань на медицинскую, с водоотталкивающей пропиткой. 

На Wildberries мы вышли очень вовремя — в январе 2020 года. Обороты через некоторое время выросли; сейчас мы продаём в среднем 120 комплектов в месяц. 

Откуда приходят новые покупатели? 

Чаще всего — сарафанное радио, плюс блогеры. В «Инстаграме» мы делали опрос: откуда вы о нас узнали; чаще всего отвечали «увидела у подруги комбинезон, захотела такой же». 

Зачем мастерам специальная одежда, особенно для работы дома? 

Есть санитарные требования. За годы они сильно изменились: раньше всем пилили ногти одной пилкой и не стерилизовали инструменты. Сейчас появилась обязательная стерилизация инструментов и рабочая форма у мастеров, которую нужно после каждой смены замачивать в дезинфицирующем растворе. 

От работы с ногтями много пыли; униформа позволяет не собирать её на обычной одежде и на собственной коже. 

Кроме того, форма производит на клиентов хорошее впечатление. Когда я уходила в декрет, то отправила постоянную клиентку к знакомой. Та работает дома, но в обычной одежде, в которой ходит. Клиентка обратила на это внимание. Я считаю, что важно не только то, как обустроен кабинет на дому, но и внешний вид мастера: это его профессиональная презентация. 

Как в создании рабочей одежды помогает опыт мастера? 

Когда мы купили самую первую ткань, я проработала в комбинезоне день и была вся мокрая. Обычно я не слишком сильно потею, так что стало понятно — материал нужен другой. И мы закупили специальную медицинскую ткань. 

Вся наша униформа — закрытая. Были попытки сделать другой воротник, V-образный вырез, но таких вещей продали единицы. Очень у многих мастеров аллергия на средства и на пыль. Мы работаем в масках. Есть ещё вытяжки в столах, пылесосы. Гель-лак гораздо вреднее, чем пыль: очень много аллергических реакций у мастеров. Поэтому когда мы сделали одежду с длинным рукавом, она стала пользоваться спросом. 

А вот карманы не особенно нужны; в наших комплектах они есть, но нужны больше для красоты. Помню, когда мы работали в фартуках, девочки выходили покурить и клали в карманы сигареты; ни для чего другого они не использовались. Боковые карманы тем более неудобны, мы же сидим во время работы. 

Лак отстирывается? 

Да, лак можно отстирать бензином; могут помочь специальные жидкости для очистки кистей от гель-лака. Пока ткань новая, с пропиткой, с неё легко удалить загрязнения, в том числе от лака. Производитель пишет, водоотталкивающей пропитки хватает на 50 стирок. Но я год работала в комбинезоне почти каждый день, и до сих пор с ним всё нормально. 

Как вы относитесь к чужим ошибкам? 

В нашей школе была такая тема — психология общения с клиентом; эти правила я использую и в обычной жизни. 

Есть темы, на которые нельзя разговаривать с клиентом: религия, политика и обсуждение работы другого мастера. Сейчас ещё добавилось новое ограничение: не обсуждать детей. Смысл этого запрета я поняла, когда у меня свои дети появились. 

Я никогда не поливала грязью работы другого мастера, но чужие ошибки замечаю, конечно. Например, сейчас, когда маникюр аппаратный, пропиливают ногтевую пластину — это не больно, она зарастает, если повреждение не слишком сильно. Могут криво подпилить, криво покрасить; иногда видно, что затёк гель-лак. 

Есть ли в работе мастера маникюра что-то такое, о чём другие люди не задумываются? 

Расстраивает, когда клиенты не понимают, что мастер тоже человек. Например, клиентка опоздала, и из-за этого уходит позже; садится новая и сразу протягивает руки. Два часа я сидела с предыдущей клиенткой, два часа проведу с ней. Она не думает, что я хочу встать, походить пять минут? Или упрашивают сделать то, на что не записывались, а это значит, следующая тоже придёт впритык. Или приходят раньше, когда ты сидишь ешь, и начинают торопить. 

Какой маникюр в моде прямо сейчас? 

До сих пор популярен гель-лак. Когда я училась, работали с гелем: это твёрдый материал для наращивания. Для работы с гелем нужно было долго учиться: выпиливать, создавать красивую форму ногтя. Гель-лак проще — нанести три слоя, и всё. 

Сейчас мастеров учат по три дня; они не получают нужной квалификации и по незнанию вредят здоровью клиентов. Я считаю, что многие болезни ногтей пришли из-за нарушений в технологии. Разница между гелем и гель-лаком — в полимеризации. Если гель положить в лампу на секунду, он полностью схватится, а окончательно может высохнуть в на солнце в течение суток. А гель-лак, из-за того, что в составе есть лак и ацетон, просыхает слоями. В лампе он может не высохнуть полностью, и нижние слои не полимеризуются. Такой маникюр отвалится через несколько дней, и ещё это просто вредно для здоровья. 

Не все знают, что гель-лак был придуман для коротких ногтей. Одно время любили делать длинные со стразами, а потом это ушло и вошли в моду короткие красные ногти. Тогда и появился гель-лак: с ним удобно, маникюр можно носить две недели. А сейчас гель-лак наносят и на длинные ногти, и на ногти миндалевидной формы, которая опять вернулась в моду. Когда я работаю с гель-лаком, то наношу его только на короткие ногти тонким слоем. 

Рекомендую подходить к использованию любых средств с умом и учиться у хороших инструкторов. 

Фото — Наталья Колесникова.